Литература и медицина: Артур Хейли «Окончательный диагноз»

Случаи врачебных ошибок не так редки. Самое важное — это учиться на ошибках и не допускать их повторения.

Того или иного автора читатели открывают для себя по-разному: рекомендуют друзья, списки топ-100 книг тысячелетия, желание расширить кругозор. Артура Хейли мне порекомендовали в морге. После интервью врач-патологоанатом посоветовала прочитать его «Окончательный диагноз» для лучшего понимания специфики работы специалистов этого профиля.

«Окончательный диагноз» — производственный роман, как и большинство произведений Хейли. Автор приводит читателя в больницу. Не показательную с картинки, героическим персоналом и 100% стерильностью, а в обычную клинику, где кипит жизнь и спасают людей. Но здесь же интригуют и дружат, рискуют и предают, влюбляются и теряют любовь.

Несмотря на то, что действие происходит в середине двадцатого века в США в Пенсильвании, многие моменты будут близки и отечественным медикам.

«Жалованье молодых врачей, как и медсестер, было столь мизерным, что стало предметом постоянных грустных шуток».

Когда-то больница Трех Графств была добротной клиникой, но со временем стали появляться признаки изношенности и упадка. Главный хирург больницы Кент О’Доннел пришел, чтобы возродить былую славу клиники. Однако старые врачи, проработавшие здесь много лет, противятся нововведениям. И первый среди консерваторов — главный патологоанатом Джо Пирсон.

В чем-то доктор Пирсон похож на прародителя таких популярных ТВ-медиков, как доктор Хаус.

— Доктор Пирсон! Доктор Пирсон! Лишь тогда, когда она поравнялась с ним, главный патологоанатом больницы остановился.

— Ну, чего вам? — передвинув сигарету из одного угла рта в другой, недовольно спросил он.

Сухонькая маленькая пятидесятидвухлетняя мисс Милдред, являвшая собой классический образ старой девы, тщетно пыталась увеличить свой рост с помощью непомерно высоких каблуков. Она побаивалась грубоватого доктора Пирсона. Но больничная документация, протоколы вскрытий, истории болезней за долгие годы работы в больнице стали ее жизнью. Поборов робость, она храбро приступила к делу:

— Необходимо подписать протокол вскрытия, доктор Пирсон. Отдел здравоохранения требует дополнительные экземпляры.

— В другой раз. Мне сейчас некогда. — Доктор Пирсон был сегодня не в лучшем расположении духа. Но маленькая мисс Милдред не собиралась отступать — она гонялась за ним уже три дня. И Пирсону пришлось сдаться.

— Это что? Я должен знать, что вы мне здесь подсовываете.

— Это история болезни Хоудена.

— Кто такой? Не помню. — Пирсон еле сдерживал себя.

— Помните, рабочий-мостостроитель, сорвался с арки моста во время работы? Представители компании пытались утверждать, что всему виной сердечный приступ, а техника безопасности здесь ни при чем, — терпеливо напомнила ему мисс Милдред.

— Угу, — буркнул себе под нос Пирсон. Пока он подписывал документы, мисс Милдред, раз начав, считала своим долгом продолжить пояснения. Она во всем любила порядок.

— Вскрытие однако показало, что сердце у него совершенно здоровое и причина падения совсем не в том…

— Достаточно, знаю, — оборвал ее Пирсон. — Несчастный случай, жене полагается пенсия.

Он поставил еще одну подпись, роняя пепел сигареты на бумаги. Сегодня следы завтрака на его галстуке были заметнее обычного. “Интересно, когда он причесывался в последний раз?” — подумала мисс Милдред. Внешний вид доктора Пирсона давно стал притчей во языцех. С тех пор как десять лет назад умерла его жена, он совсем перестал обращать внимание на свою внешность.

Сейчас, когда доктору Пирсону было уже шестьдесят шесть, его скорее можно было принять за бродягу, чем за руководителя одного из важнейших отделений больницы.

Наконец Пирсон подписал последнюю бумагу и сунув всю охапку в руки мисс Милдред, голосом, в котором слышалось еле сдерживаемое раздражение, спросил, может ли он теперь наконец заняться делами. Сигара прыгала в его губах, и пепел хлопьями падал на отполированный до блеска линолеум.

Пирсон так давно работал в больнице, что мог позволить себе то, что не простилось бы молодому врачу, — быть грубым и не обращать внимания на таблички “Не курить”, повсюду висящие в коридоре.

Герои романа порой озвучивают очень жестокие мысли.

«Мы продлеваем жизнь калекам, слабым и больным.

Мы взваливаем на плечи общества груз из людей бесполезных и никчемных, не способных принести пользу обществу.

Вот скажите мне, зачем нужны все эти санатории и больницы для неизлечимо больных? Говорю вам, медицина сегодня занята только одним – как сохранить жизнь тем, кто должен умереть. Мы делаем все, чтобы они жили и плодили себе подобных. И так до бесконечности».

Кто же такой специалист по окончательной постановке диагноза?

«– Патологоанатом, – продолжал Пирсон, – это врач, которого пациент почти не видит. Но ни одно из отделений больницы не играет такой роли в судьбе больного, как наше».

# # #
Материалы не найдены или отсутствуют.